Дождитесь окончания загрузки ...

Передвижная выставка Центрального военно-морского музея
«Страницы истории военно-морских парадов отечественного флота»



Первые страницы летописи Советского флота

Советский период истории отечественного Военно-Морского Флота – это 74 года, вместившие ее наиболее сложные и самые яркие страницы.

После Октябрьской революции перед Советской республикой встала задача создания вооружённых сил на принципиально иной социально-экономической и идеологической базе. 29 января (11 февраля) 1918 года был подписан Декрет Совета Народных Комиссаров о роспуске старого флота и организации нового, Рабоче-Крестьянского Красного Флота (РККФ).

Первоначально РККФ комплектовался гражданами, поступавшими на военную службу добровольно, а его кадровый состав формировался из матросов и офицеров бывшего Императорского Российского флота. Их знания, умение и опыт, оборудование морских театров, система базирования и многочисленные флотские учреждения были обращены на создание нового Красного флота.

От Российской империи Советская республика унаследовала два флота – Балтийский и Черноморский, флотилии Северного Ледовитого океана, Каспийскую, Амурскую и Сибирскую, в составе которых насчитывалось 658 боевых кораблей всех классов и 549 вспомогательных судов, включая 17 линейных кораблей (в том числе шесть дредноутов) и 14 крейсеров.

Флот накануне Революции

Накануне Первой мировой войны в России была принята судостроительная программа, нацеленная на значительное усиление морских сил на Балтике и в Черном море. После ее завершения в их состав должны были войти соединения линейных кораблей и линейных крейсеров типа «Севастополь», «Императрица Мария», «Измаил», включавшие также легкие крейсера типа «Светлана» и эскадренные миноносцы типа «Новик». Дальнейшее развитие должны были получить подводные силы, для которых строились новейшие подводные лодки двух основных типов: «Барс» и «АГ». Состояние экономики России позволило правительству направить на реализацию этой программы огромную по тем временам сумму – 421 млн рублей золотом. Постройка боевых кораблей продолжалась и во время войны, благодаря тому, что велась в соответствии с «Законом об Императорском Российском флоте», принятым Государственной Думой в 1912 году.

Линейный корабль «Императрица Мария» в Севастополе, 1916 г.

Многомиллионные заказы Морского министерства способствовали бурному росту отечественной судостроительной промышленности. Мощностей казенных предприятий для их выполнения не хватало. Постройку кораблей и судов для Черноморского флота передали частным заводам, благодаря чему в Николаеве, был создан крупнейший центр военного судостроения на юге страны, со стапелей которого сошли десятки крупных боевых кораблей, включая тяжелый авианесущий крейсер и ракетные крейсера, которые и сегодня несут службу в Военно-Морском Флоте России.

Эскадренные миноносцы типа «Новик» в Севастополе

Из-за войны и революционных потрясений кораблестроительную программу 1912 года полностью реализовать не удалось. Тем не менее, к концу 1916 года на основных морских театрах Россия смогла создать группировки сил флота, которые в основном успешно решали стоявшие перед ними задачи.

Спасение флота – Ледовый поход

Одна из самых трагических страниц в истории отечественного Военно-Морского Флота связана с обстоятельствами выхода России из Первой мировой войны. Условия Брест-Литовского мирного договора, продиктованные в феврале 1918 г. Центральными державами (Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией) поставили под угрозу силы флота и на Балтике, и в Черном море.

Фотокопия первых двух страниц Брест-Литовского мирного договора между Советской Россией и Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией

Так, на Балтике РСФСР должна была немедленно перевести свои корабли в русские порты или разоружить их. Выдвигая это требование, германское командование и власти объявившей о своей независимости Финляндии рассчитывали на невозможность перехода кораблей через замерзший Финский залив и готовились к их захвату.

С точки зрения большинства военно-морских специалистов того времени, плавание во льдах на кораблях и судах, для этого не приспособленных, представлялось делом почти немыслимым. Тем не менее, в условиях сложной ледовой обстановки корабли, которые базировались в Ревеле (ныне г. Таллин), перешли в Гельсингфорс (ныне г. Хельсинки), откуда уже вместе с главными силами Балтийского флота совершили переход в Кронштадт. Это событие вошло в военную историю Отечества как героический Ледовый поход.

Эвакуация личного состава береговой обороны Ревеля в Петроград началась по железной дороге уже 18 февраля 1918 г. Первые корабли – подводные лодки на буксире ледокола «Волынец» – вышли в Гельсингфорс 20 февраля. В последующие дни отдельные отряды кораблей продолжали покидать гавань Ревеля, несмотря на то, что передовые отряды германских войск заняли подступы к городу и могли обстреливать фарватер. Одна из подводных лодок на переходе погибла, сжатая льдами, а другие, хоть и получив повреждения, достигли пункта назначения.

С.А. Никитин – «Ледовый поход кораблей Балтийского флота из Гельсингфорса в Кронштадт», 1931 г.

24 февраля покидающие Ревель силы уничтожили береговые батареи, и около 16 часов все способные совершить переход корабли и суда стали вытягиваться на рейд базы. Формирование каравана завершилось пополудни 25 февраля, когда германские войска уже полностью заняли Ревель, а их разведгруппы на мотоциклах и велосипедах ворвались на территорию порта. Еще остававшиеся в базе русские корабли – госпитальное судно «Меркурий» и крейсер «Адмирал Макаров», а также до последнего момента принимавший груз транспорт – покидали гавань уже под огнем. Германские самолеты атаковали корабли, стоявшие на рейде.

Караван кораблей и судов, покинувших Ревель, достиг Гельсингфорса 4 марта 1918 г. Из Ревеля удалось вывести 5 крейсеров, 6 подводных лодок, 2 минных заградителя, 10 тральщиков, 6 ледоколов, 10 транспортов, 4 госпитальных судна и несколько судов обеспечения. 5 устаревших подводных лодок, стоявших без экипажей с демонтированными механизмами, пришлось оставить.

Ледовый поход из Гельсингфорса в Кронштадт
цит. по А.А. Соболев. Красный флот в гражданской войне 1918-1920 гг. Л., 1922.

Между тем сложная политическая обстановка в охваченной гражданской войной Финляндии и действия германского оккупационного корпуса заставили руководство Морского Генерального штаба (Е.А. Беренс и В.М. Альфатер), командование Морских сил Балтийского моря (А.В. Развозов и сменивший его А.М. Щастный), а также Центральный комитет Балтийского флота («Центробалт») ускорить перебазирование сил в Кронштадт и Петроград.

Первый отряд, включавший четыре новых линкора прибыл в Кронштадт 17 марта.

Тем временем войсковые формирования буржуазного правительства Финляндии с согласия германского командования овладели островами Гогланд, Соммерс, Лавенсари и Сескар. Это позволяло им контролировать кратчайшие пути, ведущие в восточную часть Финского залива. 3 апреля, когда германские части высадились на полуострове Ханко, находившиеся там 4 новые подводные лодки и 2 транспорта пришлось взорвать. Оставаться в Финляндии флоту больше было нельзя. Второй отряд кораблей, включавший два линкора и два крейсера, прибыл в Кронштадт 10 апреля.

Переход третьего отряда начался 7 апреля. Из-за начавшейся подвижки льдов западнее острова Сурсари корабли шли вдоль опушки финских шхер, нередко в густом тумане. Переход последних кораблей и судов был существенно затруднен – необходимость обхода двигающихся льдов вызвала значительный перерасход топлива. На некоторых из них его не хватило, чтобы завершить переход – в район был проведен транспорт с углем, и только тогда третий отряд смог прибыть в Кронштадт к 22 апреля.

Эсминец «Лихой» в Ледовом походе

Наиболее значительные трудности при организации и осуществлении перехода возникали из-за некомплекта команд, который на некоторых кораблях достигал 60-80%. Так, эскадренный миноносец «Войсковой» привели в Кронштадт 4 офицера и 8 матросов. Всего из Гельсингфорса в базы восточной части Финского залива перешло 236 боевых кораблей и судов. В тяжелейших условиях зимы-весны 1918 года балтийские моряки совершили беспримерный подвиг и спасли флот от захвата интервентами.

Сохранить честь — «Погибаю, но не сдаюсь»

В результате движения германских оккупационных войск на юге весной 1918 г. силы Черноморского флота были вынуждены покинуть Одессу, а затем перебазироваться из Севастополя в Новороссийск.

В тексте Брестского мирного договора Черноморский флот не упоминался. Однако нарушив его, в апреле 1918 года германские войска вторглись в Крым. Чтобы избежать захвата кораблей интервентами Морской генеральный штаб 24 мая 1918 г. представил Высшему военному совету РСФСР доклад с предложением уничтожить корабли, которые могли попасть в руки Германии или Турции. Ознакомившись с ним, Председатель Совета народных комиссаров В.И. Ленин наложил резолюцию: «Ввиду безвыходности положения, доказанной высшими военными авторитетами, флот уничтожить немедленно».

28 мая В.И. Ленин направил командованию флота секретную директиву о немедленном затоплении боевых кораблей и торговых судов, находившихся в Новороссийском порту.

Слово непосредственному участнику событий, командиру эскадренного миноносца «Керчь» Владимиру Кукелю, чьи воспоминания об этом событии были изданы в Ленинграде в 1923 году:

«Вынужденный искать спасения от захвата неприятелем в спешном уходе из Севастополя в Новороссийск, флот все равно делался добычей врага, требовавшего его возвращения и сдачи без какой бы то ни было надежды на свое восстановление в будущем.

Таким образом, и Новороссийск не был выходом из положения. С одной стороны, стремительным наступлением своим немцы докатились уже до Новочеркасска и Ростова-на-Дону и не исключалась возможность занятия ими Новороссийска, с другой стороны, в этом последнем оплоте флота не было ни запасов (угля, снарядов и т.д.) для его снабжения, ни доков и мастерских для необходимого ремонта.

13 или 14 июня была получена открытая радиограмма от центрального правительства приблизительно следующего содержания:

«Германия предъявила ультиматум флоту прибыть в Севастополь не позже 19 июня, причем дает гарантию, что по окончании войны флот будет возвращен России, в случае неисполнения Германия угрожает начать наступление на всех фронтах. Не желая подвергать страну новым неисчислимым бедствиям, предписывает флоту идти в Севастополь с расчетом прибыть туда не позже 19 июня. Все безумцы, противящиеся власти, избранной многомиллионным трудовым народом, будут считаться вне закона. № 141».

Одновременно получена была шифрованная радиограмма (приблизительно) нижеследующего содержания:

«Опыт показал, что все бумажные гарантии Германии не имеют цены и доверия, а посему флот возвращен России не будет. Приказываю флот потопить до срока ультиматума. Радио № 141 не числить. № 142».

Дезорганизованные, без снабжения и запасов, суда Черноморского флота были лишены всякой возможности сопротивления, а следовательно, перед личным составом стояла дилемма — сдаться неприятелю, вернувшись в Севастополь, или уничтожить себя в Новороссийске».

Часть кораблей во главе с линкором «Воля», поднявшим Андреевский флаг, 17 июня покинули Новороссийск и отправились в оккупированный германскими войсками Севастополь, где кораблями распоряжалась оккупационная администрация. На эсминце «Керчь» вслед уходящим кораблям был поднят флажный сигнал: «Судам, идущим в Севастополь: Позор изменникам России!», отрепетованный другими оставшимися в гавани Новороссийска кораблями.

Вспоминая этот драматический эпизод, В. Кукель писал: «Из-под флага командующего на «Воле» так и на других судах, к которым этот сигнал относился, было поднято до места «Ясно - вижу»

Линейный корабль «Воля» уходит из Новороссийска в Севастополь.
На первом плане – оставшийся для затопления эсминец «Керчь». 17 июня 1918 года.

Команды кораблей оставшихся в Новороссийске приняли решение выполнить требование Председателя Совнаркома. 18 июня 1918 г. корабли были ими потоплены.

Решающую роль в этом сыграли командир эскадренного миноносца «Керчь» В. Кукель и его команда. На нем вышедшим на рейд Цемесской бухты кораблям был поднят сигнал к затоплению. Моряки открыли кингстоны и покинули корабли на шлюпках.

Описание гибели Черноморского флота в Цемесской бухте в издании «Красный флот в Гражданской войне 1918-1920 гг.» А.А. Соболева, Л., 1926, С.23.

На эсминце «Гаджибей», когда его вели к месту затопления, был поднят сигнал: «Погибаю, но не сдаюсь».

Торпедами, выпущенными с «Керчи», были потоплены эскадренный миноносец «Фидониси», оставшийся без экипажа, и линейный корабль «Свободная Россия» (линкор стал уходить под воду только после попадания в него пятой торпеды).

Выполнив свой долг, эсминец направился к Туапсе. В ночь с 18 на 19 июня 1918 г., когда корабль находился на подходах к Кадошскому маяку, с него была отправлена историческая радиограмма: «Всем, всем, всем... Погиб, уничтожив те корабли Черноморского флота, которые предпочли гибель позорной сдаче Германии. Эскадренный миноносец «Керчь».

На рассвете 19 июня моряки затопили свой корабль у Кадошского маяка на глубине 27 метров, в трех милях от входа в Туапсинский порт.

В 1929 г. была предпринята попытка подъема корабля, которая завершилась неудачей – понтонные стропы разрезали корпус корабля на несколько частей. Средняя часть эсминца (с машинным отделением), однако, была поднята ЭПРОНом (Экспедицией подводных работ особого назначения) в 1932 г. Турбины главных машин эсминца после ремонта на протяжении длительного времени работали на Туапсинской электростанции.

Минные заграждения на Балтике против германского флота

До осени 1918 г. силы РККФ боевой деятельности в Балтийском и Черном морях не вели. На Черном море их уже не было, а на Балтике это было невозможно по условиям Брест-Литовского мирного договора: попытки вести корабельную разведку в водах, примыкавших к побережью РСФСР, пресекались энергичными протестами германской стороны, в связи с чем даже для несения дозорной службы вместо боевых кораблей назначались невооруженные суда.

Между тем, после убийства левыми эсерами германского посла Мирбаха 6 июля 1918 г. советско-германские отношения существенно обострились. В Балтийском море активизировались силы кайзеровского флота. У северо-восточных берегов Финского залива, в районе архипелага Бьерке, появилось соединение, включавшее два крейсера, семь эсминцев, 25 тральщиков и транспорты. В качестве реальной угрозы советским командованием рассматривалась возможность его усиления линейными кораблями и крейсерами, которые базировались на побережье южной Балтики.

Чтобы предотвратить внезапное появление германских кораблей у Кронштадта и высадку ими десанта на советское побережье начальнику Морских сил Балтийского моря было приказано выставить оборонительные, минные заграждения. В ночь на 10 августа и утром 14 августа 1918 г. четырьмя минными заградителями под прикрытием трех эсминцев была произведена постановка 1435 мин в районе между маяками Шепелев и Стирсутден.

Эти меры заставили германское командование отказаться от возобновления военных действий, и до поздней осени 1918 г. деятельность сил кайзеровского флота в восточной части Финского залива ограничивалась наблюдением за обстановкой на подступах к Кронштадту. А с началом революции в Германии германские корабли возвратились в свои базы.

Борьба с иностранной интервенцией на Балтике

Выход России из войны с Германией и ее союзниками мира не принес. Весной 1918 г. она подверглась иностранной интервенции, а летом 1918 г. началась гражданская война.

В ноябре 1918 г. Германия и ее союзники потерпели поражение. Советское правительство денонсировало Брест-Литовский договор. Появилась возможность возобновить боевую деятельность РККФ на Балтике. Однако сделать это при огромном некомплекте личного состава, неудовлетворительном техническом состоянии большинства кораблей и судов, остром недостатке топлива и других материальных ресурсов было трудно даже с учетом того, что к этому времени для России Балтийский морской театр сократился до размеров восточной части Финского залива.

В ноябре 1918 г. из наиболее боеспособных кораблей и вспомогательных судов, базировавшихся в Кронштадте и Петрограде, был сформирован Действующий отряд (ДОТ) Балтийского флота. В это временное соединение вошли новый линейный корабль «Петропавловск» (впоследствии в него был включен и морально устаревший линкор «Андрей Первозванный»), крейсер «Олег», четыре эскадренных миноносца («Автроил», «Азард», «Гавриил» и «Капитан Миклуха Маклай»), а также отряд подводных лодок («Тур», «Тигр», «Пантера», «Вепрь», «Волк» и «Ягуар»).

Дивизион эсминцев Балтийского флота в открытом море

В 1918–1919 гг., оказывая содействие войскам Красной армии, воевавшим в Прибалтике и оборонявшим Петроград, ДОТ одновременно решал задачи по борьбе с морскими силами интервентов в Финском заливе.

Первые боевые столкновения между бывшими союзниками по Антанте произошли в начале зимы 1918–1919 гг., когда британские морские силы выступили на стороне эстонских формирований, сражавшихся с советскими войсками, наступавшими на столицу Эстонии. В январе 1919 г. британские военно-морские силы поддержали наступление на Петроград Северного корпуса белой армии и эстонских войск. К началу лета 1919 г. британское командование сосредоточило в Финском заливе 12 крейсеров, 20 эскадренных миноносцев, 12 подводных лодок, три минных заградителя и 30 вспомогательных судов. В состав вражеской группировки входили также два эсминца и 10 кораблей других классов, воевавших под эстонским флагом.

Оборону Петрограда и южного побережья Финского залива Морские силы Балтийского моря осуществляли, опираясь на минно-артиллерийские позиции, которые сковывали маневр флота противника, обеспечивали прикрытие базы и берега от ударов с моря, придавали устойчивость действиям кораблей Красного флота.

Оперативные карты с данными, отображающими действия кораблей Морских сил Балтийского моря в 1918-1919 гг.,
цит. по кн. «5 лет Красного флота 1917-1922 гг.», Л., 1922.
архив филиала Центральной военно-морской библиотеки

Отдельные группы боевых судов и гидроавиации Балтфлота выходили в море для боевых действий против блокировавшего Балтийское море и во много раз более сильного объединенного англо-французского флота.

Несмотря на многократное превосходство противника в силах, боевые корабли и авиация наносили по интервентам удары, причиняя им чувствительные потери.

Так, в период с 31 мая по 4 июня 1919 г. эскадренные миноносцы «Гавриил» и «Азард» неоднократно вступали в бой с британскими эсминцами, наносившими артиллерийские удары по позициям советских войск на побережье Копорского залива.

Эскадренный миноносец «Гавриил» типа «Новик»
цит. по П.В. Лихачев Эскадренные миноносцы типа «Новик»
в ВМФ СССР в 1920-1955 гг.

4 июня огнем своих 102-мм орудий они воспрепятствовали высадке вражеского десанта и вынудили британский отряд, состоявший из четырех эсминцев и транспорта, отступить. В тот же день у входа в Копорский залив советские корабли были атакованы британской подводной лодкой «L-55», но уклонились от ее торпед. При этом над водой показались рубка и часть корпуса лодки, которая не смогла после залпа уйти на глубину из-за мелководья.

Модель английской средней дизель-электрической торпедной подводной лодки «L-55», 1918 г.
Фонд Центрального военно-морского музея, navalmuseum.ru

Советские эсминцы открыли по ней огонь из орудий главного калибра и полным ходом пошли на сближение. При погружении поврежденная 102-мм снарядом подводная лодка потеряла управление, попала на минное заграждение, подорвалась и затонула.

«С «Гавриила» слева от его курса были замечены две идущие мины и тотчас показалась рубка и часть корпуса подводной лодки, приблизительно в 5 кабельтовых от него. Миноносец положил лево на борт и пытался таранить лодку. Обе мины прошли под носом. Тотчас миноносцы открыли огонь из носовых орудий. На месте подводной лодки появился громадный столб воды, не меньший, чем при взрыве мины заграждения, черного цвета, причем видны были летящие в воздухе обломки. На месте взрыва, до которого от «Гавриила» было не более 15-20 саженей, образовался сильный водоворот, из которого с громадною силою выходил воздух, подымая белую пену. В этот же момент слева, спереди траверза «Гавриила», показались быстро приближающиеся неприятельские миноносцы…»

– проф. Л. Гончаров, «Краткий обзор боевой деятельности Балтийского флота в 1918 г. и 1919 г.», Л., 1922.

Н.Е. Бубликов и Г.В. Горшков – Потопление советскими эсминцами Азард и Гавриил
английской подводной лодки «L-55» в Копорском заливе.
Фонд Центрального военно-морского музея, написана в период 1920-1930 гг.

Эта потеря заставила интервентов отказаться от применения подводных лодок в мелководной части Финского залива.

В 1928 г. британская подводная лодка была поднята советскими специалистами, отремонтирована и в июле 1931 г. введена в состав ВМФ СССР, прослужив под советским военно-морским флагом до 1950 г.



Советскому командованию сложившаяся в этом районе обстановка диктовала прямо противоположное решение. В июле–августе 1919 г. активизация английских и эстонских морских сил в Копорском заливе заставила направить туда подводные лодки ДОТ для действий против надводных кораблей противника.

Подводная лодка «Пантера» у Адмиралтейской набережной в Ленинграде, ок. 1935 г.

Модель дизель-электрической торпедной подводной лодки РККФ «Пантера» (постройки 1916 г.),
фонд Центрального военно-морского музея, navalmuseum.ru

31 августа 1919 г. подводная лодка «Пантера», которой командовал А.Н. Бахтин, торпедами в Копорском заливе потопила новейший британский эскадренный миноносец «Виттория» (постройки 1917 г.).

Н. Е. Бубликов и Г. В. Горшков. «Потопление подводной лодкой Балтийского флота „Пантера“ английского эскадренного миноносца „Витториа“ у острова Сескар. 31 августа 1919 г.». Центральный военно-морской музей, navalmuseum.ru

Второй британский эсминец атаковал отходившую подводную лодку, но умелым маневром А.Н. Бахтину удалось уклониться от атаки и оторваться от противника. Чтобы избежать преследования, «Пантера», не имевшая устройств по регенерации воздуха, не всплывала в продолжение 28 часов, пройдя в подводном положении 75 миль.

«К этому времени давление в лодке поднялось настолько, что стрелка барометра вышла за пределы шкалы (свыше 815), воздух был испорчен значительно; спичка не горела; дизеля плохо забирали и дышать было крайне затруднительно.»

– из доклада командира ПЛ «Пантера» А.Бахтина начальнику Действующего отряда кораблей Балтийского флота о боевом походе 31 августа – 1 сентября 1919 г.

Всему экипажу «Пантеры» приказом Реввоенсовета Республики была объявлена благодарность, 17 морякам-подводникам Петроградский совет вручил серебряные часы, а командир подводной лодки, 25-летний Александр Бахтин, за этот поход был награжден орденом Красного Знамени.

 

Борьба с интервентами на внутренних водных путях

Одна из важнейших особенностей Гражданской войны и иностранной интервенции в России – широкое использование внутренних водных путей. Только в составе РККФ было сформировано 34 речные и озёрные флотилии, а также 9 отдельных речных отрядов. За три года войны на их создание было обращено более 2000 боевых кораблей и катеров, вооруженных судов и плавсредств.

Наличие этих формирований в составе Вооруженных Сил Советской Республики существенно повышало оперативные возможности объединений Красной Армии, сражавшихся на всех фронтах Гражданской войны. Они оказали решающие влияние на ход и исход военных действий в бассейне Волги, Северном Прикаспии, на Северо-Западе и Севере страны.

Речные и озерные флотилии создавались как по решению высшего военно-политического руководства РСФСР, так и по инициативе снизу. Так, летом 1918 г. по решению Председателя Совнаркома В.И. Ленина была сформирована Волжская военная флотилия (ВВФ), а постановление об организации Северо-Двинской военной флотилии (СДВФ) приняло совещание моряков в Котласе.

Решающий вклад в создание речных и озерных флотилий внесли моряки Балтики. В августе 1918 г. на Волгу по внутренним водным путям был переведен отдельный дивизион миноносцев особого назначения, ставший боевым ядром формировавшейся Волжской военной флотилии. С кораблей Балтийского флота, находившихся на хранении в порту, снимались артиллерийские орудия, мины, тралы и другие боевые средства, которые обращались на вооружение речных пароходов, катеров и барж. Несколько тысяч балтийцев воевали на Волге, Каме, Двине, Днепре, Онежском и Ладожском озерах.

Особой страницей в истории Гражданской войны и иностранной интервенции стали военные действия на Севере в 1918–1920 гг., где для всех участников вооруженной борьбы владение внутренними водными путями имело критически важное значение. В отсутствии развитой сети наземных коммуникаций и сплошной линии фронта военные действия на этом стратегическом направлении отличались большим динамизмом. С обеих сторон этому способствовала высадка многочисленных тактических и диверсионных десантов. Бои между речными силами велись в исключительно сложной обстановке. Кораблям и катерам приходилось маневрировать на узком и извилистом фарватере и вести артиллерийский огонь в большинстве случаев по визуально ненаблюдаемым целям.

Решающую роль в разгроме белогвардейских формирований и войск интервентов на Севере сыграла Северо-Двинская флотилия, в состав которой к весне 1919 г. входило 17 боевых кораблей (вооруженных пароходов и барж, применявшихся в качестве плавучих батарей) и 35 вспомогательных судов.

Плавучая батарея Северо-Двинской флотилии
цит. по кн. А.А.Соболев. Красный флот в Гражданской войне 1918-1920 гг.

Против советской флотилии, корабельный состав которой представлял собой, главным образом, вооруженные речные суда, действовали британские речные корабли специальной постройки — пять мониторов и пять канонерских лодок с орудиями калибром до 175 мм, тральщики и около 10 быстроходных моторных катеров.

К осени 1919 г. победы, одержанные Красной армией на главных фронтах Гражданской войны, изменение общей международной ситуации и обстановки внутри стран Антанты заставили интервентов отказаться от непосредственного участия в борьбе против советского правительства России. Когда, получив приказ об эвакуации, британские войска и силы стали отходить к Архангельску, два монитора им пришлось взорвать из-за невозможности провести их по руслу обмелевшей реки.

Для противодействия силам советской военной флотилии на Северной Двине у острова Селецкий и ниже его интервенты выставили 38 донных магнитных мин, 51 якорную гальваноударную мину и пять минных защитников. Для решения задач по содействию 54-й стрелковой дивизии, наступавшей в этом районе, флотилии пришлось прорываться через минные заграждения.

Отсутствие тралов, пригодных к использованию на малых глубинах, осложняло работу тралящих кораблей. Глубоководные морские тралы цеплялись за грунт и различные подводные препятствия, выходили из строя. Поэтому минерам флотилии пришлось самим конструировать и изготовлять речные тралы.
Подготовленные к работе тралы завозились к местам траления на шлюпках, а затем вытягивались вручную или с помощью лошадей. Участки дна, на которых они соприкасались с какими-либо предметами, осматривались водолазами. А мины, наблюдаемые с поверхности воды, подтягивались к берегу и разоружались. Таким кустарным способом было обезврежено 27 гальваноударных мин.

9 и 11 октября 1919 г. впервые в Красном Флоте северодвинцы провели опытное траление с использованием электромагнитного трала, а приобретенный ими опыт лег в основу работ по созданию и производству качественно новых образцов морских вооружений.

В конце сентября 1919 г. части советской 54-й стрелковой дивизии вышли на рубеж реки Шипилиха. Из-за больших потерь наступательные возможности соединения были значительно снижены, и огневая поддержка пехоты корабельной артиллерией приобрела критически важное значение. Было принято решение вести корабли флотилии к устью Шипилихи за тральщиками, укомплектовав их команды добровольцами, в число которых вошли военные специалисты и политработники управления СДВФ.

Отряд плавучих батарей Северо-Двинской флотилии

Переход по 117-километровому заминированному участку реки без знаков ограждения, уничтоженных в первые месяцы Гражданской войны, был настоящим подвигом и завершился без потерь. Заняв назначенную огневую позицию, советские плавучие батареи открыли огонь по противнику, разрушив за шесть часов несколько полевых укреплений и подавив вражескую батарею, после чего части 54-й дивизии смогли перейти в наступление и выполнить стоявшую перед ней задачу.

Канонерские лодки Северо-Двинской флотилии: «Роза Люксембург», «Павлин-Виноградов», «Карл Маркс»

После освобождения Архангельска из кораблей и судов СДВФ и оставленных белогвардейцами были сформированы Морские силы Белого моря и Северного Ледовитого океана (1 марта 1920 г. переименованные в Беломорскую флотилию), в состав которых вошли и корабли СДВРФ.

Одним из ключевых событий кампании 1919 г. на Северо-Западе России стала Видлицкая десантная операция, с успехом проведенная Онежской озерно-речной военной флотилией. Важную роль в ее исходе сыграла дезинформация противника.

Когда в разгар боя под Видлицей флагманским кораблем была перехвачена радиограмма из базы финской флотилии с запросом о необходимой помощи, начальник штаба Онежской озерно-речной флотилии Г.А. Степанов ответил на немецком языке, заявив о благополучном положении у Видлицы и о том, что корабли противника в этом районе не появились.

Важнейшим результатом боевой деятельности Онежской флотилии стало завоевание господства в своей операционной зоне. Противник от ее действий потерял два вооруженных парохода, катер, буксир и два самолета.

Днепровская (ДВФ) и Западно-Двинская (ЗДВФ) военные флотилии участвовали в советско-польской войне 1920 г. Во время наступления Юго-Западного фронта отряды ДВФ под командованием М.Г. Степанова и Б.В. Корсака артиллерийским огнем и высадкой десантов они содействовали войскам советской 12-й армии.

Появление советской флотилии в Днепре вынудило польское командование отвести всю артиллерию, находившуюся в зоне досягаемости корабельных орудий. 2-13 июня 1920 г. три канонерские лодки, два тральщика и два посыльных судна обеспечили переправу советских войск на правый берег Днепра.

12 июня операция завершилась освобождением Киева. Корабли, значительно уступавшие в боевом оснащении противнику, осуществили прорыв из реки Сож в Днепр через Лоевский укреплённый район.


После взятия Киева корабли Днепровской флотилии из Днепра перешли в Припять и вели борьбу не только с полевыми батареями, но и с бронепоездами противника.

Западно-Двинская военная флотилия под командованием Г.М. Тырышкина в ходе наступательной операции Западного фронта содействовала продвижению Северной группы войск на виленском направлении.

Отсутствие у польских войск речных сил позволило пяти канонерским лодкам и пяти сторожевым катерам флотилии заходить в тыл противника и, высаживая десантные отряды, поддерживать фронтальные удары стрелковых частей.

Так, 19-22 мая 1920 г. группа из трёх канонерских лодок и четырёх катеров, спустившись вниз по реке, высадила десант, который атаковал позиции польских войск, после чего перешли в наступление советские стрелковые подразделения.

Осенью 1920 г. несколько катеров Западно-Двинской флотилии по железной дороге были перевезены в Новороссийск и включены в состав Морских сил Черного и Азовского морей (МСЧАМ). А 23 ноября в связи прекращением военных действий и заключением мира с Польшей приказом Главнокомандующего всеми Вооруженными Силами Республики она была расформирована, а ее личный и корабельный состав отправлены в Севастополь для укомплектования МСЧАМ.

Первые послереволюционные парады 1920-х гг.

После первых побед стала очевидной необходимость продемонстрировать окрепшие в боях силы Красного флота их подопечным – жителям молодого государства, сражающегося в боях за независимость от иностранных интервентов.

Руководство РСФСР сделало смотр кораблей регулярным мероприятием. Особенно торжественно проводились парады кораблей в честь революционных праздников 1 Мая и 7 Ноября.

Кроме того, с 1920 года по предложению штаба Морских сил Балтийского моря в ближайший к 18 мая выходной день в Петрограде стали отмечать День Красного флота.

Красный Балтийский флот на Кронштадтском рейде в день праздника Красного флота. 1920 г. (ЦВММ)

В.А. Печатин, «Взятие Петром Великим шведских кораблей «Гедан» и «Астрильд» в устье Невы», 1900 г.

Именно в этот день (7 мая по старому стилю) в 1703 году русские солдаты Семеновского иПреображенского лейб-гвардейских полков одержали первую победу на Балтике: в абордажном бою под общим командованием Петра I были захвачены два шведских военных судна, – бот «Гедан» и шнява «Астрильд», – пришедших в составе эскадры на помощь осажденной крепости Ниеншанц.

На протяжении 1920-х годов на Неве устраиваются парады кораблей Балтийского флота и водноспортивные праздники. Фасады зданий украшают государственной и морской символикой, флагами расцвечивания.

Посещение трудящимися эскадренного миноносца «Сладков». Ленинград, 1920-е годы.
Фото из фонда Центрального военно-морского музея

Военные моряки проходят торжественным маршем под звуки оркестра по площади Урицкого (Дворцовая площадь). Затем на площади устраивали спортивный праздник, и краснофлотцы демонстрировали свою силу и ловкость. Кульминацией спортивного праздника были состязания по перетягиванию каната.

Парад в Кронштадте, 1920 г.
Фото из фонда Центрального военно-морского музея

Как отмечается в изданиях тех лет:

«рядом приказов (…) было указано на высокое звание красного моряка – защитника трудящихся и интересов Советской Республики. На всех морях была проведена политическими органами культурно-просветительная кампания. Кроме политического образования и военно-морского, для поднятия духа военных моряков были установлены праздники флотов, праздники судовые и отрядные, были произведены смотры, парады, торжественные собрания, митинги, зрелища, спектакли и концерты.

Праздники общефлотского характера проходили торжественно, с большим интересом для военных моряков, являлись их радостными днями и подымали дух.

С другой стороны, в дни праздников проявлялась спайка между всем личным составом и сознание флотской семьи с единой душой – красных военных моряков».

– А.А.Соболев. Флот Р.С.Ф.С.Р. в настоящее время, цит. по 5 лет Красного флота, Л., 1922. С.188.

Однако День Красного Флота отмечался лишь несколько лет подряд и постепенно угас. Тем не менее, знаменующая первую морскую победу над шведами в устье Невы дата 18 мая считается днем основания Балтийского флота и является одним из важнейших флотских праздников.

Возрождение флота в 20-30-е годы, создание Народного комиссариата ВМФ

После окончания Гражданской войны и борьбы с интервенцией флот оказался в крайне тяжелом положении. Большинство кораблей нуждалось в капитальном ремонте. Корабельный состав флота и общая численность личного состава по сравнению с февралем 1917 г. сократились в три раза. Ситуация на флоте осложнялась послевоенной разрухой.

Состоявшийся в марте 1921 г. X съезд РКП(б) по военным вопросам принял специальное постановление о возрождении и укреплении Красного флота «в соответствии с общим положением и материальными ресурсами Советской Республики».

А. Сэккэ. Первомайский парад на Дврцовой площади. На снимке — курсанты военно-морского училища.
г. Ленинград, 1937 г. (ГМПИР)

По указанию ЦК РКП (б) уже в 1922 году на флот было возвращено более 1200 военных моряков-коммунистов, работавших в гражданских учреждениях или ушедших во время войны на сухопутный фронт. Состоялись первые наборы в академию Рабоче-Крестьянского Красного Флота и военно-морские училища. В результате комсомольского призыва на боевые корабли и в части прибыло 8 тысяч человек. Вскоре комсомольцы составляли половину курсантов военно-морских училищ.

К концу 1924 года были отремонтированы, достроены и вошли в состав действующих сил Балтийского флота линкоры «Марат» и «Парижская коммуна», крейсер «Аврора», учебный корабль «Комсомолец», 8 эскадренных миноносцев, 9 подводных лодок, отряд траления, Финско-Ладожский отряд пограничной охраны.

На Черноморском флоте в строй вошли крейсер «Коминтерн», эскадренные миноносцы «Незаможник» и «Петровский», две подлодки. Восстанавливались корабли на Белом и Каспийском морях, на Амуре и других реках.

В 1924 году после длительного перерыва крейсер «Аврора» и учебное судно «Комсомолец» вновь вышли в океан.

Индустриализация и техническая реконструкция страны позволили организовать в 20-30-х годах не только модернизацию старых, но и строительство новых кораблей и судов. В соответствии с принятыми в 1929 и 1933 годах кораблестроительными программами развивалась судостроительная промышленность, было построено большое количество надводных кораблей, подводных лодок, катеров и вспомогательных судов.

С 1932 по 1935 г. правительством СССР было принято 56 постановлений, направленных на подъем судостроения, для реализации которых были образованы десятки партийно-правительственных комиссий, даны сотни персональных поручений. А за период с 1930 по 1939 год общий тоннаж военного флота увеличился на 130%, т.е. более чем в два раза. За один только 1939 год в строй вступили 112 новых надводных кораблей; в 1940 году флот получил на 50% больше надводных кораблей, чем в 1939 г. Вошла в строй большая подводная лодка типа «К» с сильным торпедным и минным вооружением.

Получая новые корабли, флот активно развивался и организационно. В апреле 1932 года были созданы Морские силы Дальнего Востока, переименованные в 1935 году в Тихоокеанский флот, а в 1933 году в Баренцевом море сформирована Северная военная флотилия (с 1935 года – Северный флот.

Реализацию решений о создании оперативных объединений на Севере и Дальнем Востоке правительство пыталось обеспечить опережающими мерами по наращиванию производственных мощностей. При этом постройку боевых кораблей, работы по реконструкции и строительству судостроительных предприятий предлагалось считать «сверхударными».

До 1938 года рост флота шел в основном за счет легких надводных и подводных кораблей. В последующие годы в СССР строились ускоренными темпами корабли всех классов, в т. ч. крупные корабли. В 1938 году в состав Балтийского флота вошел крейсер «Киров», а в 1940 г. построенный по тому же, но доработанному и улучшенному проекту «Максим Горький», а на Черном море вступил в строй однотипный с ними крейсер «Ворошилов».

Крейсер «Киров», 1941 г.

Всего с конца 20-х годов до 1941 года было построено 312 кораблей общим водоизмещением более 243 тыс. тонн, в том числе 4 крейсера, 38 тральщиков, минный заградитель, 8 речных мониторов, 206 подводных лодок. Кроме того, было построено 477 боевых катеров. Еще 219 кораблей находились в постройке.

До 1938 года военно-морские силы организационно входили в состав РККА. По инициативе И.В. Сталина 30 декабря 1937 г. ЦИК и СНК СССР приняли совместное постановление о создании Народного комиссариата Военно-Морского Флота СССР, которое было утверждено Верховным Советом СССР 15 января 1938 года.

В этом документе предусматривалось создание Главного морского штаба, основной функцией которого стало бы обеспечение оперативного и повседневного управления силами флота, разработка планов строительства и применения ВМФ.

Через несколько лет грянет Великая Отечественная война. Наряду с пограничными частями, корабли ВМФ, несущие службу по охране морских рубежей, примут первый удар гитлеровских полчищ. Именно выделение Военно-Морского Флота в отдельный вид Вооруженных Сил СССР позволило приобрести необходимые оперативные и стратегические полномочия, выпестовать талантливый кадровый состав, выработать оптимальную структуру и, в конце концов, в тяжелый для страны час достойно встретить врага, который навсегда запомнил, как воюет русский моряк.

Г.Г. Нисский. Агитационный плакат 1940 г. изображает лидер эскадренных миноносцев «Ленинград», введенный в строй ВМФ СССР в 1936 г.

Установление Дня Военно-Морского Флота в 1939 г.

24 июля 1939 г. народным комиссаром ВМФ назначается авторитетный советский флотоводец Николай Кузнецов. Пользуясь доверием у политического руководства государства, молодой 34-летний главком энергично принимается за совершенствование организации Военно-Морского Флота. Принимается ряд мер, улучшивших взаимодействие армии и флота как равноправных структур и способствовавших повышению обороноспособности государства – все предвоенные годы нарастающими темпами флоту сдаются новые боевые корабли, отличающиеся высокими боевыми качествами, разрабатываются стратегические и оперативные планы реагирования, ведения боевых действий флотами в своих зонах ответственности.

Наряду с совершенствованием боевого потенциала ВМФ, Н.Г. Кузнецов также стремился привлечь к флоту внимание общественности и сделать его мобилизующим фактором, способным привлечь на флот новые талантливые кадры и продемонстрировать советским людям готовность военморов защитить Отечество.

По его предложению Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) принимают совместное постановление: «В целях мобилизации широких масс трудящихся вокруг вопросов строительства Рабоче-Крестьянского Военно-Морского Флота Союза ССР и стоящих перед ним задач установить День Военно-Морского Флота Союза ССР».

Первое же празднование Дня ВМФ 24 июля 1939 г. прошло с грандиозным размахом. Торжества, включавшие парады кораблей на всех флотах и флотилиях СССР стали общенародными и навсегда вошли в историю государства как главный профессиональный праздник военных моряков.

map С е в е р н ы е ф о р т ы Ю ж н ы е ф о р т ы Ф о р т Р иф Крон ш т а д т Ф о р т А ле к с андр-Шанец Ф о р т Об р учев Форт №1 Форт №2 Форт №3 Форт №4 Форт №5 Форт №6 Форт №7 Форт Кроншлот Форт №2 Форт №1 Форт №3 (Милютин) Ф о р т Пав е л I Ф о р т П е т р I Ф о р т А ле к с андр I Ф о р т К он с т а н т ин Ф о р т Т о т лебен о . К о т л и н

Источники:

Книги:
  1. Монаков М.С., Ташлыков С.Л., Коряковцев А.А. История Российского флота. ХХ век. В двух томах. М., 2017.
  2. Мозговой С.А. Рабоче-Крестьянский Красный Флот и его наследие. К 100-летию создания
  3. Кузнецов Н.А. Война на Амуре в 1918 году: малоизвестный страницы // Морской сборник,
  4. Лукашевич С.П., Зоф В., Петров М., Соболев А.А. Пять лет Красного флота 1917-1922 г.г.. Петроград, 1922.
  5. Зоф В., Скворцов Г., Алферов В. 5 600 миль под красным вымпелом. Сборник о заграничном походе «Авроры» и «Комсомольца». М., 1925.
  6. Кукель В.А. Правда о гибели Черноморского флота 18 июня 1918 г. Л., 1923.
  7. Раздолгин А.А., Скориков Ю.А. Кронштадтская крепость. Л., 1988.
  8. Исакова Е.В., Орлов В.П.. Кронштадт. СПб., 2017.
  9. Амирханов Л.И., Ткаченко В.Ф. Форты Кронштадта. СПб., 2006.
При подготовке раздела использованы фотоиллюстрации и материалы:
  • Государственного архива Российской Федерации;
  • Российского государственного военного архива;
  • Российского государственного архива Военно-Морского Флота;
  • Филиала Центрального архива Минобороны России – Центрального военно-морского архива;
  • Филиала Центральной военно-морской библиотеки – Военной фундаментальной научной библиотеки Военно-Морского Флота;
  • Военного учебно-научного центра Военно-Морского Флота «Военно-морская академия им. Адмирала Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова;
  • Отдела по работе с личным составом Главного штаба Военно-Морского Флота России.